ГЭБ, антибиотики проникающие через гэб

Содержание

Гэб или гематоэнцефалический барьер: его строение и значение

ГЭБ, антибиотики проникающие через гэб

Ни для кого не является секретом, что организм должен поддерживать постоянство своей внутренней среды, или гомеостаз, затрачивая для этого энергию, иначе он не будет отличаться от неживой природы. Так, кожа защищает наш организм от внешнего мира на органном уровне.

Но оказывается, значение имеют и другие барьеры, которые образуются между кровью и некоторыми тканями. Они называются гистогематическими. Эти барьеры необходимы по различным причинам. Иногда нужно механически ограничить проникновение крови к тканям. Примерами таких барьеров служат:

  • гематоартикулярный барьер – между кровью и суставными поверхностями;
  • гематоофтальмический барьер – между кровью и светопроводящими средами глазного яблока.

Все знают, на своем опыте, что, разделывая мясо видно, что поверхность суставов всегда лишена контакта с кровью. В том случае, если кровь изливается в полость сустава (гемартроз), то она способствует его зарастанию, или анкилозу.

Понятно, почему нужен гематоофтальмический барьер: внутри глаза есть прозрачные среды, например, стекловидное тело. Его задача – как можно меньше поглощать проходящий свет.

В том случае, если не будет этого барьера, то кровь будет проникать в стекловидное тело, и мы будем лишены возможности видеть.

Что такое ГЭБ?

Один из самых интересных и загадочных гистогематических барьеров – это гематоэнцефалический барьер, или преграда между капиллярной кровью и нейронами центральной нервной системы. Говоря современным, информационным языком, между капиллярами и веществом головного мозга существует полностью «защищенное соединение».

Смысл гематоэнцефалического барьера (аббревиатура – ГЭБ), состоит в том, что нейроны не вступают в непосредственный контакт с капиллярной сетью, а взаимодействуют с питающими капиллярами через «посредников». Этими посредниками являются астроциты, или клетки нейроглии.

Нейроглия – это вспомогательная ткань центральной нервной системы, которая выполняет множество функций, например опорную, поддерживая нейроны, и трофическую, питая их. В данном случае, астроциты непосредственно забирают из капилляра все, что нужно нейронам, и передают им. Одновременно они контролируют, чтобы в головной мозг не попали вредные и чужеродные вещества.

Таким образом, через гематоэнцефалический барьер не проходят не только различные токсины, но и многие лекарства, и это составляет предмет исследования современной медицины, поскольку с каждым днем количество препаратов, которые регистрируются для лечения заболеваний головного мозга, а также антибактериальных и противовирусных препаратов, все увеличивается.

Немного истории

Известный врач и микробиолог, Пауль Эрлих, стал мировой знаменитостью, благодаря изобретению сальварсана, или препарата № 606, который стал первым, пусть токсичным, но эффективным препаратом для лечения застарелого сифилиса. Это лекарство содержало мышьяк.

Но Эрлих также очень много экспериментировал с красителями.

Он был уверен, что точно так же, как краситель плотно пристает к ткани (индиго, пурпур, кармин), он пристанет и к болезнетворному микроорганизму, стоит только найти такое вещество.

Конечно, он должен не только прочно фиксироваться на микробной клетке, но и быть смертельным для микробов. Несомненно, «подлил масла в огонь» тот факт, что он женился на дочери известного и зажиточного фабриканта – текстильщика.

И Эрлих начал экспериментировать с различными и очень ядовитыми красками: анилиновыми и трипановыми.

Вскрывая лабораторных животных, он убеждался, что краситель проникает во все органы и ткани, но не имеет возможности диффундировать (проникать) в головной мозг, который оставался бледным.

Вначале его выводы были неверными: он предположил, что просто краситель не окрашивает мозг по причине того, что в нем много жира, и он отталкивает краску.

А затем открытия, предшествующие открытию гематоэнцефалического барьера, посыпались, как из рога изобилия, и сама идея стала постепенно оформляться в умах ученых. Наибольшее значение играли следующие эксперименты:

  • если ввести краситель внутривенно, то максимум, что он способен окрасить – это хориоидальные сосудистые сплетения желудочков головного мозга. Дальше ему «путь закрыт»;
  • если принудительно ввести краситель в ликвор, выполнив люмбальную пункцию, то мозг окрашивался. Однако, «наружу» из ликвора краситель не попадал, и остальные ткани оставались бесцветными.

После этого совершенно логично было предположено, что ликвор – это жидкость, которая находится «по ту сторону» преграды, главная задача которой – защитить центральную нервную систему.

Впервые термин ГЭБ появился в 1900 году, сто шестнадцать лет назад. В англоязычной медицинской литературе он именуется «blood-brain barrier», а в русском языке название привилось в виде «гематоэнцефалического барьера».

В дальнейшем этот феномен изучался достаточно подробно. Перед второй мировой войной появились данные о том, что есть гематоэнцефалический и гематоликворный барьер, а также есть гематоневральный вариант, который находится не в ЦНС, а расположен в периферических нервах.

Строение и функции барьера

Именно от бесперебойной работы гематоэнцефалического барьера зависит наша жизнь. Ведь наш головной мозг потребляет пятую часть всего количества кислорода и глюкозы, и при этом его вес составляет не 20% всей массы тела, а около 2%, то есть потребление мозгом питательных веществ и кислорода в 10 раз выше среднего арифметического значения.

В отличие, например, от клеток печени, мозг работает только «на кислороде», и аэробный гликолиз – это единственный возможный вариант существования всех без исключения нейронов.

В том случае, если в течение 10-12 секунд питание нейронов прекращается, то человек теряет сознание, а после остановки кровообращения, находясь в состоянии клинической смерти, шансы на полное восстановление функции мозга существуют только на протяжении 5 -6 минут.

Это время увеличивается при сильном охлаждении организма, но при нормальной температуре тела окончательная гибель мозга происходит через 8-10 минут, поэтому только интенсивная деятельность ГЭБ позволяет нам быть «в форме».

Известно, что многие неврологические заболевания развиваются только вследствие того, что нарушена проницаемость гематоэнцефалического барьера, в сторону его повышения.

Мы не будем подробно вдаваться в гистологию и биохимию структур, составляющих барьер. Отметим только лишь, что строение гематоэнцефалического барьера включает в себя особую структуру капилляров. Известны следующие особенности, приводящие к появлению барьера:

  • плотные контакты между эндотелиальными клетками, выстилающими капилляры изнутри.

В других органах и тканях эндотелий капилляров выполнен «небрежно», и между клетками есть большие промежутки, через которые происходит свободный обмен тканевой жидкостью с периваскулярным пространством. Там, где капилляры формируют гематоэнцефалический барьер, клетки эндотелия расположены очень плотно, и герметичность не нарушается;

  • энергетические станции – митохондрии в капиллярах превышает физиологическую потребность в таковых в других местах, поскольку гематоэнцефалический барьер требует больших затрат энергии;
  • высота клеток эндотелия существенно ниже, чем в сосудах другой локализации, а количество транспортных ферментов в цитоплазме клетки значительно выше. Это позволяет отвести большую роль трансмембранному цитоплазматическому транспорту;
  • эндотелий сосудов в своей глубине содержит плотную, скелетообразующую базальную мембрану, к которой снаружи прилегают отростки астроцитов;

Кроме особенностей эндотелия, снаружи от капилляров существуют особые вспомогательные клетки – перициты. Что такое перицит? Это клетка, которая может снаружи регулировать просвет капилляра, а при необходимости может обладать функциями макрофага, к захвату и уничтожению вредных клеток.

Поэтому, еще не дойдя до нейронов, мы можем отметить две линии защиты гематоэнцефалического барьера: первая – это плотные соединения эндотелиоцитов и активный транспорт, а вторая – это макрофагальная активность перицитов.

Далее гематоэнцефалический барьер включает в себя большое количество астроцитов, которые и составляют наибольшую массу этой гистогематической преграды. Это небольшие клетки, которые окружают нейроны, и, по определению их роли, умеют «почти всё».

Они постоянно обмениваются веществами с эндотелием, контролируют сохранность плотных контактов, активность перицитов и просвет капилляров. Кроме того, головному мозгу нужен холестерин, но он не может проникнуть из крови ни в ликвор, ни пройти сквозь гематоэнцефалический барьер. Поэтому астроциты берут на себя его синтез, помимо основных функций.

Кстати, одним из факторов патогенеза рассеянного склероза является нарушение миелинизации дендритов и аксонов. А для образования миелина нужен холестерин. Поэтому роль дисфункции ГЭБ в развитии демиелинизирующих заболеваний является установленной, и в последнее время изучается.

Там, где нет барьеров

А есть ли такие места в центральной нервной системе, где не существует гематоэнцефалического барьера? Казалось бы, это невозможно: столько трудов было приложено к тому, чтобы создать несколько уровней защиты от внешних вредных веществ.

Но, оказывается, в некоторых местах ГЭБ не составляет единую «стену» защиты, а нем имеются отверстия. Они нужны для тех веществ, которые вырабатываются головным мозгом и отправляются на периферию в качестве команд: это гормоны гипофиза. Поэтому есть свободные участки, как раз в зоне гипофиза, и эпифиза.

Они существуют, чтобы гормоны и нейротрансмиттеры могли свободно проникать в кровь.

Существует и другая зона, свободная от ГЭБ, которая находится в районе ромбовидной ямки или дна 4 желудочка головного мозга. Там находится рвотный центр.

Известно, что рвота может возникать не только вследствие механического раздражения задней стенки глотки, но и при наличии токсинов, попавших в кровь.

Поэтому именно в этой области и существуют особые нейроны, которые постоянно производят «мониторинг» качества крови на наличие вредных веществ.

Как только их концентрация достигнет определенной величины, эти нейроны активируются, вызывая чувство тошноты, а затем и рвоту. Справедливости ради нужно сказать, что не всегда рвота связана с концентрацией вредных веществ.

Иногда, при значительном повышении внутричерепного давления (при гидроцефалии, менингитах) рвотный центр активируется вследствие прямого избыточного давления при развитии синдрома внутричерепной гипертензии.

Поэтому развивается так называемая центральная, или мозговая рвота, которая может наступить внезапно, и без всяких признаков тошноты.

Когда нарушается проницаемость

Гематоэнцефалический барьер и его функции могут страдать при многих заболеваниях. Конечно, классическим примером служат инфекции, при которых токсины и бактериальные антигены могут поражать барьер и повышать его проницаемость. Например, это происходит при менингитах и энцефалитах, когда возбудитель определяется в ликворе и на оболочках головного мозга.

Но в этом есть и положительный момент: после нарушения функции барьера сквозь него могут проникать антибактериальные препараты, которые в норме совсем не могут через него проникнуть, и, благодаря этому факту, антибиотики, проникающие через барьер, позволяют эффективно справиться с инфекцией.

Часто нарушается проницаемость при развитии миелинизации – рассеянном склерозе, остром рассеянном энцефаломиелите. Медленно, но неуклонно разрушение функции барьера происходит при сахарном диабете.

Чем дольше время заболевания, и чем выше уровень гликемии, тем больше нарушается барьерная функция.

При этом не так страшно возникновение гипогликемии, которая, хоть и является испытанием голодом для нейронов, быстро заканчивается и не успевает навредить.

Гипергликемия гораздо страшнее, поскольку она может вызвать поражение нервной системы на различных уровнях, например, полинейропатия по типу «носков» и «перчаток» также может развиться при наличии сахарного диабета.

При ишемическом и геморрагическом инсульте также происходит очаговое нарушение барьера, соответствующее развитию перифокальной зоны некроза. Различные опухоли, которые вызывают отек вещества мозга и его компрессию, также способствуют повышению проницаемости сосудов головного мозга.

В заключение нужно сказать, что такой гистогематический барьер, как ГЭБ, является одним из самых совершенных в организме.

Он имеет несколько уровней защиты, снабжается энергией в 10 раз лучше, чем обычные зоны капиллярного газообмена, и позволяет сохранять гомеостаз центральной нервной системы, что дает ей возможность полностью сосредоточиться на управлении витальными функциями и на высшей нервной деятельности.

Погребной Станислав Леонидович, невролог

Оцените эту статью:

Всего : 147

4 147

Источник: https://mozgius.ru/stroenie/gematoehncefalicheskij-barer.html

Гематоэнцефалический барьер — безопасность метаболизма. Антибиотики проникающие через гематоэнцефалический барьер

ГЭБ, антибиотики проникающие через гэб

Естественный заслон способствует защите ткани мозга от всевозможных инородных тел и ядовитых шлаков, которые проникли в кровь или образовались непосредственно в организме. Преграда задерживает компоненты, которые могут навредить очень чувствительным клеткам головного, а также спинного мозга.
Функция ГЭБ – это установить некий щит, способствующий избирательной пропускаемости.

Естественный барьер на пути к тканям мозга пропускает одни вещества и является непроницаемым для иных.

Правда, непроницаемость данной преграды относительна и зависит от здоровья человека, от длительности пребывания и концентрации различных веществ в его крови, от всякого рода внешних причин.

Сам барьер состоит из различных анатомических компонентов. А они не только оберегают мозг, но и следят за его питанием, обеспечивают жизнедеятельность, выводят отработанные продукты.

ГЭБ является механизмом, который налаживает попадание имеющихся в крови полезных компонентов в спинномозговую жидкость и нервную ткань. Это не какая-то совокупность органов, а функциональная концепция. Большинство полезных веществ поступает в ткани мозга не через ликворные маршруты, а благодаря капиллярам.

Физиология — как работает ГЭБ

Мозговой барьер – это не отдельный орган тела, а совокупность различных анатомических составляющих. Эти составляющие исполняют роль преграды и обладают другими полезными свойствами. Мозговые капилляры – первые компоненты, входящие в структуру этого своеобразного преграждения.

задача мозговых капилляров – это доставка крови непосредственно к мозгу человека. Через стенки клеток в мозг проникает всё необходимое питание, а продукты обмена, наоборот, выводятся. Процесс этот происходит непрерывно.

Но только не все вещества, находящиеся в крови, могут проникнуть сквозь эти стенки.

Мозговые капилляры – это своего рода первоначальная оборонительная линия. Для некоторых веществ она проходима, а для остальных – полупроницаема или совершенно непроходима.

Структура капилляров, точнее, их внутренней прослойки такова, что разнообразные компоненты перемещаются из крови в ликвор сквозь щёлочки между клетками, а также сквозь тончайшие зоны этих клеток.
Причём стенки капилляров не обладают такими порами, как клетки иных органов. Эти элементы попросту нагромождаются друг на дружку.

Места стыковок между ними заслонены специальными пластинами. Щёлочки между клетками слишком узенькие. Передвижение жидкости из капилляров в нервную ткань происходит сквозь их стенки.

Структура клеток капилляров имеет некоторые особенности. Клетки состоят из набора митохондрий, а это является признаком о происходящих в них энергетических процессах.

В капиллярных клетках слишком мало вакуолей, в особенности в прилегающей к просвету капилляра стороне. Но на рубеже с нервной материей их количество намного выше.

А это свидетельствует о том, что пропускаемость капилляра по направлению из кровеносной системы к тканям мозга намного ниже, чем в противоположной направленности.

Важную роль в реализации преграждающей задачи капилляров играет находящаяся под покровом эндотелиальных элементов очень стойкая мембрана с прослойкой гликокаликса. А составляющие эту прослойку компоненты создают своего рода сеть, которая является ещё одним преграждением для молекул разных компонентов.

Капилляры мозга имеют ферменты, которые снижают активность некоторых химических компонентов, перемещающихся из крови в ткань человеческого мозга.
Но одних капилляров мало для осуществления заградительной задачи. Вторая черта преграждений располагается между капиллярами и нейронами.

В этом месте природой создано переплетение астроцитов с их отростками и образование ещё одного защитного слоя – нейроглии.

Покрывается почти весь поверхностный слой мозговых капилляров благодаря присосковым ножкам астроцитов. Они также могут расширять просвет капилляра, или, наоборот, его уменьшать. С их помощью происходит питание нейронов. Присосковые ножки вытягивают из крови нужные нейронам питательные компоненты, а обратно выводят отработанные продукты.

Но естественная преграда состоит не только лишь из нейроглии. Препятствующими свойствами характеризуются обволакивающие мозг мягкие оболочки, а также сосудистые переплетения его боковых желудочков. Пропускаемость сосудистых переплетений, вернее, их капилляров, намного выше, чем мозговых капилляров. А щели между их клетками гораздо шире, но они замкнуты очень прочными контактами.

Именно здесь и находится третья ступень ГЭБ.

Мозговой заслон не только бережёт мозг от посторонних и ядовитых компонентов, имеющихся в крови, но и стабилизирует состав питательной среды, в которой находятся нервные клетки.

Нужные для жизнедеятельности компоненты мозг получает благодаря присосковым ножкам клеток, а также через ликвор. В мозге имеются внеклеточные участки. А на дне микробороздок мозга есть мельчайшие проходы, которые открываются в межклеточные участки. Благодаря ним питательная жидкость прмщатся в мозг и служит питанием для нейронов.

Есть 2 способа питания мозга:• благодаря спинномозговой жидкости;

• сквозь капиллярные стенки.

У здорового человека основным путём попадания компонентов в нервные ткани является гематогенный, а ликворный маршрут – дополнительный. Каким компонентам перемещаться в мозг, а каким нет, решает ГЭБ.

Использование свойств ГЭБ в фармакологии

Современные эффективные медикаменты разрабатываются с учетом проницаемости гематоэнцефалического барьера. К примеру, фармпромышленность выпускает синтетические анальгетики на основе морфина. Но в отличие от него препараты не проходят сквозь ГЭБ. Благодаря этому медикаменты эффективно избавляют от боли, не делая при этом пациента морфинозависимым.

Существуют различные антибиотики, проникающие через гематоэнцефалический барьер. Многие из них считаются незаменимыми при лечении тех или иных инфекционных патологий. При этом необходимо помнить, что передозировка препаратами может спровоцировать серьезные осложнения – паралич и гибель нервов.

В связи с этим специалисты крайне не рекомендуют самолечение антибиотиками.

Проницаемость

В процессе развития организма отмечается совершенствование ГЭБ. Для поляризованных небольших молекул, к примеру, сахарозы и инулина, проницаемость гематоэнцефалического барьера у новорожденного и эмбриона существенно выше, чем у взрослых.

Аналогичный эффект обнаружен и для ионов. Прохождение инсулина и аминокислот сквозь гематоэнцефалический барьер значительно ускорено. Это, вероятно, связано с большой потребностью растущего мозга.

Вместе с этим у эмбриона присутствует барьер между тканью и ликвором – “ремневые контакты” между элементами эпендимы.

Источник: https://GolovaNeBoli.ru/nevralgiya/gematoentsefalicheskij-barer-fiziologiya-svojstva-patologii.html

Антибактериальная терапия менингита –

ГЭБ, антибиотики проникающие через гэб

Заболеваемость бактериальным менингитом составляет в среднем около 3 случаев на 100 тыс. населения. В более чем 80% случаев бактериальные менингиты вызываются N.meningitidis, S.pneumoniae и H.influenzae.

В России N.meningitidis является причиной около 60% случаев бактериальных менингитов, S.pneumoniae — 30% и H.influenzae — 10%. Необходимо отметить, что в развитых странах после внедрения широкомасштабной вакцинации против H.influenzae типа B, заболеваемость бактериальным менингитом данной этиологии снизилась более чем на 90%.

Кроме того, бактериальный менингит может вызываться другими микроорганизмами (листериями, стрептококками группы B, энтеробактериями, S.aureus, и др.).

Возбудителями бактериального менингита могут быть спирохеты: при болезни Лайма у 10-15% пациентов в первые 2 нед после инфицирования имеется менингеальный синдром. В целом этиология во многом определяется возрастом и преморбидным фоном пациентов (табл. 2).

Таблица 1. Зависимость этиологии бактериального менингита от возраста пациентов и преморбидного фона

Предрасполагающий факторВероятные возбудители
Возраст
0-4 недS.agalactiae, E.coli, L.monocytogenes, K. pneumoniae, Enterococcus spp., Salmonella spp.
4-12 недE.coli, L.monocytogenes, H.influenzae, S.pneumoniae, N.meningitidis
3 мес-5 летH.influenzae, S.pneumoniae, N.meningitidis
5-50 летS.pneumoniae, N.meningitidis
> 50 летS.pneumoniae, N.meningitidis, L.monocytogenes, Enterobacteriaceae
ИммуносупрессияS.pneumoniae, N.meningitidis, L.monocytogenes, Enterobacteriaceae, P.aeruginosa
Перелом основания черепаS.pneumoniae, H.influenzae, S.pyogenes
Травмы головы, нейрохирургические операции и краниотомияS.aureus, S.epidermidis, Enterobacteriaceae, P.aeruginosa
Цереброспинальное шунтированиеS.epidermidis, S.aureus, Enterobacteriaceae, P.aeruginosa, P.acnes
СепсисS.aureus, Enterocococcus spp., Enterobacteriaceae, P.aeruginosa, S.pneumoniae

Бактериальный менингит может возникать в стационаре после нейрохирургических или оториноларингологических операций, в этом случае в этиологии важную роль играет грамотрицательная (до 40%) и грамположительная флора (до 30%). Нозокомиальная флора, как правило, характеризуется высокой резистентностью и летальность при такой этиологии достигает 23-28%.

Выбор антимикробных препаратов

Успех лечения острого бактериального менингита зависит от целого ряда факторов и, в первую очередь, от своевременности и правильности назначения АМП. При выборе антибиотиков нужно помнить, что не все они хорошо проникают через ГЭБ (табл. 2).

Таблица 2. Прохождение антимикробных препаратов через ГЭБ

* За исключением цефоперазона.

Антимикробная терапия должна быть начата немедленно после постановки предварительного диагноза. Важно, чтобы люмбальная пункция и забор материала (СМЖ, кровь) для микробиологического исследования выполнялись до введения антибиотиков.

Выбор АМП проводится по результатам обследования, в том числе предварительной идентификации возбудителя после окраски мазков СМЖ по Граму и серологических экспресс-тестов.

Если быстрые методы диагностики не позволяют предварительно идентифицировать возбудителя, или по каким-либо причинам происходит задержка с выполнением люмбальной пункции, то антибактериальная терапия назначается эмпирически. Выбор АМП в данной ситуации диктуется необходимостью перекрыть весь спектр наиболее вероятных возбудителей (табл. 3).

Таблица 3. Эмпирическая антимикробная терапия бактериального менингита

Антимикробная терапия может быть изменена при выделении возбудителя и получении результатов чувствительности (табл. 4).

Таблица 4. Антимикробная терапия бактериальных менингитов установленной этиологии

ВозбудительПрепараты выбораАльтернативные препараты
H.influenzae β-лактамаза (-)β-лактамаза (+)АмпициллинЦефотаксим или цефтриаксонЦефотаксим, цефтриаксон, цефепим, хлорамфеникол Цефепим, хлорамфеникол, азтреонам, фторхинолоны
N.meningitidis МПК пенициллина < 0,1 мг/л МПК пенициллина 0,1-1,0 мг/лБензилпенициллин или ампициллин Цефотаксим или цефтриаксонЦефотаксим, цефтриаксон, хлорамфеникол Хлорамфеникол, фторхинолоны
S.pneumoniae МПК пенициллина < 0,1 мг/л МПК пенициллина 0,1-1,0 мг/л МПК пенициллина > 2,0 мг/лБензилпенициллин или ампициллинЦефотаксим или цефтриаксон Ванкомицин + цефотаксим или цефтриаксон (+ рифампицин)Цефотаксим, цефтриаксон, хлорамфеникол, ванкомицин Меропенем, ванкомицин (+ рифампицин) Меропенем
EnterobacteriaceaeЦефотаксим или цефтриаксонАзтреонам, фторхинолоны, ко-тримоксазол, меропенем
P.aeruginosaЦефтазидим (+ амикацин)Меропенем, ципрофлоксацин, азтреонам (+ аминогликозиды)
L.monocytogenesАмпициллин или бензилпенициллин (+ гентамицин)Ко-тримоксазол
S.agalactiaeАмпициллин или бензилпенициллин (+ аминогликозиды)Цефотаксим, цефтриаксон, ванкомицин
S.aureus MSSAMRSA

Оксациллин
Ванкомицин

Ванкомицин
Рифампицин, ко-тримоксазол

S.epidermidisВанкомицин (+ рифампицин)Спирохеты T.pallidum B.burgdorferiБензилпенициллин Цефтриаксон или цефотаксимЦефтриаксон, доксициклин Бензилпенициллин, доксициклин

При лечении используются максимальные дозы антибиотиков, что особенно важно при применении АМП, плохо проникающих через ГЭБ, поэтому необходимо строго придерживаться принятых рекомендаций (табл. 5). Особое внимание необходимо при назначении антибиотиков детям (табл. 6).

Таблица 6. Дозы антимикробных препаратов для лечения острого бактериального менингита у детей*

ПрепаратСуточная доза (интервал между введениями, ч)
Новорожденные (0-7 дней)Новорожденные (8-28 дней)Дети
Амикацин15-20 мг/кг (12)20-30 мг/кг (8)20-30 мг/кг (8)
Ампициллин100-150 мг/кг (8-12)150-200 мг/кг (6-8)200-300 мг/кг (6)
Бензилпенициллин100-150 тыс. ЕД/кг (8-12)200 тыс. ЕД/кг (6-8)250-300 тыс. ЕД/кг (4-6)
Ванкомицин20 мг/кг (12)30-40 мг/кг (8)50-60 мг/кг (6)
Гентамицин5 мг/кг (12)7,5 мг/кг (8)7,5 мг/кг (8)
Ко-тримоксазол10-20 мг/кг (6-12)
Тобрамицин5 мг/кг (12)7,5 мг/кг (8)7,5 мг/кг (8)
Хлорамфеникол25 мг/кг (24)50 мг/кг (12-24)75-100 мг/кг (6)
Цефепим50 мг/кг (8)
Цефотаксим100 мг/кг (12)150-200 мг/кг (6-8)100 мг/кг (6-8)
Цефтазидим60 мг/кг (12)90 мг/кг (8)125-150 мг/кг (8)
Цефтриаксон80-100 мг/кг (12-24)

* A.R. Tunkel, W.M. Scheld. Acute meningitis. In: Principles and practice of infectious diseases, 5th Edition. Edited by: G.L. Mandell, J.E. Bennett, R. Dolin. Churchill Livingstone, 2000; p. 980

Основным путем введения АМП является в/в. По показаниям (вторичный бактериальный менингит на фоне сепсиса, особенно полимикробного, гнойные осложнения черепно-мозговых травм и операций и др.) можно сочетать в/в и эндолюмбальное введение (табл. 7).

Эндолюмбально вводятся только АМП, плохо проникающие в СМЖ (аминогликозиды, ванкомицин). Препараты могут быть использваны в виде моно- или комбинированной терапии.

Показанием для смены АМП является отсутствие положительной клинико-лабораторной динамики состояния пациента или появление признаков нежелательного действия препарата.

Таблица 7. Дозы антимикробных препаратов для эндолюмбального введения

Помимо соблюдения разовых и суточных доз АМП, при бактериальном менингите важна длительность их назначения.

Для лечения менингита, вызыванного спирохетами, используются препараты, имеющие соответствующий спектр активности (табл. 4).

МЕНИНГИТ КАК СИНДРОМ ХРОНИЧЕСКОГО ИНФЕКЦИОННОГО ПРОЦЕССА

В ряде инфекций, характеризующихся хроническим течением, возможно распространение процесса на оболочки мозга. В этом случае может возникать менингеальный синдром и изменяется состав СМЖ.

С точки зрения осложнений хронических инфекций наибольшую опасность представляет туберкулезный менингит. Несвоевременно начатое лечение этого менингита часто приводит к неблагоприятному исходу. Появление диагностических систем на основе ПЦР существенно сократило продолжительность обследования и значительно повысило эффективность лечения.

Поражение мозговых оболочек может наблюдаться и при других инфекциях: бруцеллезе, цистицеркозе, сифилисе, боррелиозе, кокцидиоидозе, гистоплазмозе, криптококкозе и др.

Гематоэнцефалический барьер. ГЭБ или гематоэнцефалический барьер: его строение и значение

ГЭБ, антибиотики проникающие через гэб

Биологические барьеры – совокупность биологических мембран, которые отделяют ткани друг от друга и регулируют проникновение (перенос) биологически активных веществ и лекарственных веществ, их распределение в организме.

Мембраны, образующие биологические барьеры в организме человека, представлены 4 типами. Каждый тип мембран регулирует проникновение субстанций в зависимости от их физических и химических свойств.

Общее название таких биологических барьеров – гистогематические (гист-, гистио-, гисто-; греч. Histion – уменьшительное от histos – ткань + haіma, haіmatos – кровь; синонимы: гистиоцитарный барьер, внутренний барьер,).

Они регулируют обменные процессы и обеспечивают постоянство состава, физических и химических свойств тканевой жидкости, а также задерживают переход к ней из крови чужеродных соединений и промежуточных продуктов обмена, создавая адекватное среду для выполнения специфических функций клеточных элементов.

Гистогематический биологический барьер – липидопроницаемая мембрана, которая разделяет сравнительно небольшой внутрисосудистый сектор (плазма крови – приблизительно у человека 3,5 литров за исключением форменных элементов крови) от межклеточного (интерстициального) сектора жидкости (в среднем приблизительно у человека 10,5 л), из которого в клетки поступает все необходимое.

Различают гематоэнцефалический, гематогепатический, гематолабиринтний, гематолиенальный, гематоофтальмический, гематопульмональний, гематоренальний, гематотестикулярный, печеночный, плацентарный, гематолимфатичный, гематосиновиальний и другие биологические барьеры.

Основными структурными элементами гистогематического барьера является стенки кровеносных капилляров, имеющие особенности строения их эндотелиальных клеток, структурными особенностями основного вещества (гликозаминогликанов) и базальной мембраны сосудов; в мозге – периваскулярные ножки астроглии, которые пролегают до капилляров. Гистогематические биологические барьеры – саморегулирующиеся системы, предназначенные для нормального течения метаболических процессов в органах и тканях. Эти системы подлежат гуморальным и нервным влияниям.

Гематоэнцефалический биологический барьер

Гематоэнцефалический биологический барьер (от греческого – Haіma – кровь и enkephalos – головной мозг; синоним: мозговой барьер) – гистогематические барьеры между кровью и цереброспинальной жидкостью.

Он образован структурой плотных контактов клеток эндотелия и стенки капилляров, базальной мембраной, которая окружает капилляры, и нейроглийными клетками, которые плотно прилегают к капиллярам. Обладает двойной функции – регуляторная и защитная.

Функции барьера зависят от проницаемости менингеальных оболочек, сосудистых сплетений мозга, мезодермальных структур и ультраструктурных элементов в виде мембранных механизмов. Переход субстанций из крови в мозг происходит двумя путями: непосредственно в мозг и с цереброспинальной жидкостью.

Скорость прохождения лекарственного вещества через этот биологический барьер зависит от ее растворимости в липидах. Липофильные вещества (диэтиловый эфир, фторотан) легко проникают в мозг, плохорастворимые вещества (тубокурарин, дитилин, метацин и др.) почти не проникают в ткань мозга.

Проникновение в мозг чужеродных веществ связано с нарушением защитной функции гематоэнцефалического биологического барьера, что приводит в некоторых случаях к развитию патологических процессов.

Гематогепатический биологический барьер

Гематогепатический биологический барьер (от греческого слова – Haіma – кровь + hepar – печень) определяет относительное постоянство свойств и состава внутренней среды печени и имеет две функции – защитную и регуляторную. Первая функция регулирует проникновение в печень физиологически активных веществ; вторая – защищает от проникновения в печень чужеродных веществ.

Гематолабиринтный биологический барьер

Гематолабиринтный биологический барьер – специализированное барьерное образования, селективная проницаемость которого является существенным фактором нормальной функции звукового и вестибулярного анализаторов.

Определяет проникновения в лабиринт как физиологически активных биогенных, так и других лекарственных веществ.

Гематолиенальный биологический барьер

Гематолиенальный биологический барьер (от греческого слова – Haіma – кровь + lien – селезенка) находится между кровью и тканевой жидкостью селезенки; имеет регуляторные и защитные функции.

Гематоофтальмический биологический барьер

Гематоофтальмический биологический барьер (от греческого слова Haіma – кровь + ophthalmos – глаз) является физиологическим механизмом, который выполняет барьерную функцию относительно прозрачных сред глаза.

Регулирует относительное постоянство состава внутриглазной жидкости, влияет на метаболизм роговицы глаза, хрусталика и других тканей глаза. В генезе внутриглазной жидкости важнейшая роль принадлежит эпителию цилиарного тела и эпителию капилляров.

Они являются главными анатомическими барьерами, через которые осуществляется обмен между внутриглазной жидкостью и кровью.

Гематопульмональный биологический барьер

Гематопульмональный биологический барьер (от греческого слова Haіma – кровь и латинского – Pulmo – легкое) регулирует, защищает относительное постоянство состава и свойств внутренней среды легких, гомеостаз легочной ткани.

Чуждые организму субстанции накапливаются в легких чрезвычайно медленно. Наряду с этим антибиотики при электрофоретической ингаляции в значительных количествах накапливаются в органах дыхания.

Но это касается специфических антибиотиков, используемых при терапии легочных болезней.

Гематоренальный биологический барьер

Гематоренальный биологический барьер (от греческого слова – Haіma – кровь и латинского слова Ren – почка) находится между кровью и сосудистой системой почки имеет защитную и регуляторную функции, участвует в регуляции обмена веществ, энергии и электролитов.

Гематотестикулярный биологический барьер

Гематотестикулярный биологический барьер (от греческого слова – Haіma – кровь и латинского – Testis – яичко) – это биологическая мембрана, отделяющая кровь от яичка.

Печеночный биологический барьер

Печеночный биологический барьер – общее название биохимических и физиологических процессов, происходящих в печени, направленных на детоксикацию ядовитых веществ, которые образуются в результате обмена или поступают извне.

Плацентарный биологический барьер

Плацентарный биологический барьер – биологическая мембрана, отделяющая кровь матери от крови эмбриона и плода.

Вещества и лекарственные препараты с молекулярной массой меньше 500 D быстро проходят через плацентарный барьер; для веществ с молекулярной массой более 1000 D плацента практически непроницаема.

Также на проницаемость лекарственных препаратов через плацентарный барьер влияют растворимость их в липидах, способность связываться с белками плазмы крови, степень ионизации, активность ферментов плаценты, способных биотрансформуваты эти лекарственные препараты (до 32-35 недель беременности проницаемость плаценты повышается). Зная свойства проницаемости лекарственных препаратов, можно способствовать их активности или предотвращать развитие их токсического воздействия на плод.

Актуальность.

Существование гематоэнцефалического барьера (ГЭБ) является необходимым и наиболее важным условием для нормального функционирования центральной нервной системы (ЦНС), поэтому одной из ключевых задач, решение которой имеет не только фундаментальное, но и прикладное значение, является изучение механизмов функционирования ГЭБ.

Известно, что физиологическая проницаемость ГЭБ уступает место патологической при различных видах патологии ЦНС (ишемия, гипоксия головного мозга, травмы и опухоли, нейродегенеративные заболевания), причем изменения проницаемости носят избирательный характер и зачастую являются причиной неэффективности фармакотерапии.

Гематоэнцефалический барьер (ГЭБ) – осуществляет активное взаимодействие между кровотоком и ЦНС, являясь высоко-организованной морфо-функциональной системой, локализованной на внутренней мембране сосудов головного мозга и включающей [1] церебральные эндотелиоциты и [2] комплекс поддерживающих структур: [2.1] базальную мембрану, к которой со стороны ткани мозга прилежат [2.2] перициты и [2.3] астроциты (имеются сообщения о том, что аксоны нейронов, которые содержат вазоактивные нейротрансмиттеры и пептиды, также могут вплотную граничить с эндотелиальными клетками, однако эти взгляды разделяются не всеми исследователями). За редким исключением ГЭБ хорошо развит во всех сосудах церебрального микроциркуляторного русла диаметром менее 100 мкм. Эти сосуды, включающие в себя собственно капилляры, а также пре- и посткапилляры, объединяются в понятие микрососуды.

Обратите внимание! Только у небольшого количества образований головного мозга (около 1 – 1,5%) ГЭБ отсутствует. К таким образованиям относят: хориоидальные сплетения (основное), эпифиз, гипофиз и серый бугор. Однако и в этих структурах существует гематоликворный барьер, но иного строения.

Источник: https://kirovmiit.ru/cysts/gematoencefalicheskii-barer-geb-ili-gematoencefalicheskii.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.